?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

«Каждый ребенок имеет право на счастье»: семья из Башкирии удочерила 14 девочек-инвалидов. И это не считая трех родных дочерей.



Семнадцать детей - это больше, чем можно себе представить. | Источник: Фото Олега Нафикова



Каждый ребенок заслуживает право на счастье и родительскую любовь: вне зависимости от того, здоровый он или инвалид. В этой прописной истине на собственном примере убедилась семья Кондриковых-Кравченко из башкирской глубинки, которая воспитывает семнадцать детей, четырнадцать из которых — приемные.

А самое удивительное, что почти все ребята — инвалиды с тяжелыми диагнозами вроде ДЦП и синдрома Дауна, но никто в семье на этом не делает акцента.

Всех по именам не запомнишь

«Собирайся, отправляю тебя в Стерлитамак общаться с семьей, которая воспитывает семнадцать детей!» — обрадовал меня редактор. Честно, восторга у меня это известие не вызвало, особенно, если вспомнить последний опыт знакомства с многодетным семейством из заброшенного поселка Новые Черкассы. Но воля редактора — закон, поэтому едем.

Оказалось, что семья Кондриковых — Кравченко живет не в городе, а в небольшом селе Новая Отрадовка. По дороге я представляла себе тесный домик, где грустные чумазые дети делят между собой единственный мячик, а измученные родители вздыхают и жалуются на жизнь. Каково же было мое удивление, когда мы подошли к добротному двухэтажному дому, утопающему в зелени плодовых деревьев и с любовью высаженных цветов. Краем глаза замечаю детскую песочницу и батут — деткам и впрямь есть, где порезвиться.

Первое, что нас встречает в прихожей — заливистый детский смех. Тут же на пороге комнаты появляется девочка лет 14-ти и радостно машет нам рукой.



Старшие девочки с удовольствием нянчатся с младшими. | Источник: Фото Олега Нафикова

— Это наша Даша, — улыбается Татьяна Кравченко. — Проходите, сейчас познакомлю вас с остальными.

То, что у Даши ДЦП, признаюсь, я поняла не сразу. Искренняя улыбка, озаряющая лицо девочки, затмила все физические недостатки. Проходим в комнату и пораженно ахаем. 17 детей — это реально много! Это даже больше, чем мы себе представляли.</p>

— Это Маша, это Диана, это Анжела, это Света, — начинает перечислять Татьяна и, заметив наше растерянные лица, улыбается, — давайте я вам в ходе беседы всех представлю, а то так не запомните никого.



Дети с удовольствием играют друг с другом, не делая различий на чужих и родных. | Источник: Фото Олега Нафикова

Копия мужа

Началась история большой семьи семь лет назад. Татьяна и ее муж Иван Кравченко мечтали о собственных детях, но врачи вынесли свой беспощадный вердикт: бесплодие. Долго молодые родители не горевали, и по совету знакомых решили взять ребенка из детского дома.

— Конечно, сначала мы планировали усыновить здорового ребенка — улыбается Татьяна. — Но нас сразу предупредили, что за ними огромные очереди. А когда мы пришли в дом малютки, то увидели фотографию трехлетней девочки с ДЦП и ахнули — как же она была похожа на моего мужа. Вот так в нашей семье и появилась Даша.

Молодых родителей сразу предупредили: у девочки сразу несколько тяжелых диагнозов: ДЦП, порок сердца и микроцефалия. Ребенок будет сильно отставать в физическом и умственном развитии — мол, зачем вам такая обуза. Но семейный совет вынес единогласное решение: девочку забирать.

— А потом выяснилось, что у Даши есть сестра-близнец Маша, — к разговору подключается мать Татьяны Ирина Кондрикова. — Разница у них всего пять минут, и мы решили, что девочек нельзя разлучать. И хотя у Маши диагнозы серьезнее, чем у сестры (проблемы со зрением и слухом — прим. ред.), нас это совершенно не смутило.

Машу пришлось удочерить Ирине, так как у семьи Кравченко тогда была маленькая квартира.

А через три года произошло настоящее чудо. Татьяна и Иван узнали, что вскоре будут родителями.

— Когда я узнала о беременности, то пообещала себе, если рожу здорового ребенка, то обязательно возьмем в семью еще приемных детей, — вспоминает женщина.

Через девять месяцев у Кравченко родилась абсолютно здоровая дочь Евгения, а родители выполнили свое обещание и удочерили Вику с синдромом Дауна. Следующими в семье оказались трехмесячные Ариша со Светой, которых забрали из палаты отказников в стерлитамакской детской больнице. А еще спустя пару месяцев Кондриковы — Кравченко, переехавшие в один большой дом, удочерили 2,5-летнюю Анжелу с ДЦП.

— Мне очень понравилось нянчиться с младенцами, — улыбается Татьяна, — поэтому малышек мы забрали сразу же. Нам еще врачи говорят, мол, хоть одеяльца разверните, посмотрите, кого берете. Может, у них рук или ног нет. А мы отвечаем — вот дома и посмотрим.

Кондриковы-Кравченко признаются, что не выбирают детей по внешности или каким-то другим критериям — просто оформляют бумаги и подписывают согласие. Именно поэтому в большой семье воспитываются не только дети с разными диагнозами, но и разной национальности.

— Даша, Маша и Юля — чувашки, Анжела — цыганочка, Арина — украинка, Света — казашка, Диана — армянка, еще одна Маша — грузинка, — смеется Ирина Кондрикова. — Да мы уже и не различаем, кто какой национальности, для нас все любимые и желанные.



В детской раздается только звонкий заливистый смех. | Источник: Фото Олега Нафикова

История про «овоща» и врачебные козни

А в 2013 году Татьяна вновь забеременела, но на 26 неделе случилось несчастье. Женщина поскользнулась и упала: пришлось делать срочное кесарево сечение. Крохотная Саша родилась весом всего 950 граммов, и три месяца врачи выхаживали ее в кувезе для недоношенных детей.

— Врачи нас пугали, что Саша на всю жизнь останется «овощем», — рассказывает Татьяна. — Уговаривали не брать на себя обузу и написать отказ. Но как мы откажемся от больного ребенка, если почти все дети в нашей семье — инвалиды?

Оказывается, у врачей был свой интерес на Александру. Ирина Кондрикова признается, что когда в очередной раз пришла навестить внучку в больнице, то случайно услышала разговор медсестер, которые обсуждали бездетную семейную пару, которая работала в этой же клинике и положила глаз на девочку.

Кстати, «овощем» Саша так и не стала. В свои два года малышка уже уверенно ходит, говорит «мама», «папа» и еще несколько простых слов. Кондриковы-Кравченко уверены, что со временем девочка еще обязательно догонит своих сверстников.

Третья дочь Кравченко, Влада, появилась «случайно». Пока Саша лежала в больнице, женщина случайно забеременела. Но, как утверждает Татьяна, абсолютно здорового ребенка Бог послал ей в награду за пережитые страдания, связанные с болезнью Александры.

Из самарского коррекционного интерната Ирина и Татьяна привезли Веру, Юлю и Тосю, затем вернулись за Софьей и Дианой. Последними — в мае этого года — в семье появились 14-летние Валерия и Саша.

— Без нас эти дети бы не познали ласки и внимания в детских домах. А в нашей семье они ощущают себя полноценными детьми, — утверждает Ирина Кондрикова. — Ведь мы никогда не акцентируем внимание на их болезнях. Для нас каждый ребенок уникален.

Ребенка забирали из подвала

Стоит ли говорить о том, как тяжело приходится женщинам — и дело даже не в физической усталости. С каждым ребенком приходится заново проходить сложный период адаптации.

— Когда мы привезли домой Анжелу, то первые три месяца она напоминала запуганного зверька, — вспоминает Татьяна. — Например, положишь ее спать, а ночью обнаруживаешь девочку свернувшейся клубочком под кроватью. Как нам рассказали в детском доме, Анжелу забирали из подвала, где голодная девочка просидела почти неделю, пока ее мать находилась в запое.

Долгое время малышка сидела, забившись в угол, и не реагировала ни на кого. Она не умела обращаться с игрушками, была равнодушна к мультикам. Проблемой было даже накормить девочку: например, фрукты и конфеты Анжела видела впервые в жизни и боялась к ним даже прикасаться.

— У всех наших девочек тяжелая судьба, — вздыхает Татьяна. — У каждого ребенка свое горе. У кого-то родители наркоманы, у кого-то — алкоголики. Кого-то родители оставили сразу в роддоме, а кого-то изымали из семьи органы опеки. Но мы никого не осуждаем. Наша задача — отогреть этих детей, подарить им свою ласку и заботу.

Некоторые родители изредка звонят, чтобы узнать — как там поживают их бывшие дети, но большинство предпочитает не вспоминать о них вовсе.



Татьяна Кравченко убеждена, что каждый ребенок - это чудо | Источник: Фото Олега Нафикова

«Звонила мать и просила прощения»

Беседуя с мамами девочек, продолжаю рассматривать играющих детей. Мое внимание привлекает худенькая девочка, на вид не старше пяти — семи лет, Она не обращает внимания на хохочущих сестер, не прикасается к игрушкам, а лишь водит перед лицом тоненькими длинными пальцами. Видно, что девочка глубоко в себе, и внешний мир ей абсолютно неинтересен.

— Это наша Диана, — перехватив мой взгляд, поясняет Ирина. — Ей уже 14 лет, хотя по ней никогда этого не скажешь. У нее и ДЦП, и микроцефалия, и синдром Дауна, и аутизм. Когда мы забирали ребенка из интерната, то возникли сложности с оформлением бумаг. Мы разыскали ее отца, чтобы тот подвез недостающие документы, но тот наотрез отказался. Видимо, просто не хочет видеть дочь.

Зато вскоре позвонила родная мать девочки и поинтересовалась: осуждают ли ее Кравченко — Кондриковы за отказ от дочери. Врачи в роддоме подлили масла в огонь, сообщив, что Диана вырастет агрессивной и неадекватной. Узнав, что девочка растет спокойной, хоть и абсолютно неконтактной, женщина попросила прощения.

— Но как мы можем ее осуждать, — вопрошает Ирина. — У каждого своя судьба и свое предназначение. Бог рассудит, а наше дело воспитать.

Тяжелый быт и светлые мысли

Кстати, лишь однажды Кондриковы — Кравченко вернули ребенка обратно в детский дом. Год назад в семью попала девочка с ДЦП, но очень смышленая и… высокомерная. Она не хотела играть с сестрами, обзывала их «тупыми» и «дебилами» и всячески демонстрировала свое превосходство. Смекнув, что с возрастом ситуация будет только усугубляться, через неделю семья приняла нелегкое решение вернуть девочку органам опеки. Говорят, ее потом пыталась удочерить другая семья, но вскоре отказались от этой затеи.



Любовь и забота друг о друге - вот что отличает семью Кондриковых - Кравченко от многих других семей | Источник: Фото Олега Нафикова

Как же женщины справляются по хозяйству вдвоем с таким количеством детей? Ведь в доме — ни пылинки, а дети ухожены и чисто одеты, а глава семейства дома появляется лишь поздно вечером (Иван трудится в совхозе механиком), а рано утром снова убегает на работу.

— Встаем мы, конечно, рано — в 6−7 часов — и сразу начинаем готовить завтрак, — делятся женщины. — Позже просыпаются дети: каждому надо помочь одеться и умыться. Те, кто постарше, помогают с маленькими и лежачими: могут уложить в кровать или поменять подгузник. Единственное, что мы не доверяем — это кормление, так как многие не умеют жевать твердую пищу и легко могут подавиться. Что касается уборки, например, наши Даша и Маша, очень любят подметать. Да и вообще, для нас никогда быт не представлял сложности — все домашние дела делаем быстро и припеваючи.

Раз в неделю в семье объявляется банный день. Удивительно, но многие дети, когда приходили в семью, не умели мыться — не знали, как обращаться с зубной щеткой, как держать мочалку, боялись воды. Теперь они с удовольствием плещутся в тазиках, пока мамы помогают им ополоснуться.

— А на себя уже ни времени, ни сил не остается потом, — смеется Ирина. — Но мы уже привыкли.

Многодетная семья — это наследственное

Не каждый мужчина способен оценить радость отцовства, особенно, если речь идет о нескольких детях — а тут сразу семнадцать. К Ивану Кондрикову это не относится.

— Иван ведь и сам вырос в семье, где воспитывалось шестеро детей, — рассказывает женщина. — Поэтому у него с детства заложено, что в счастливой семье должно быть много ребятишек. Да и я всю жизнь мечтала о братике или сестренке, ведь с мамой мы жили вдвоем, и бывало скучно.

Родители Ивана тоже одобрили решение семьи, а потому помогают, чем могут: пенсионеры живут в деревне и держат свое хозяйство, и каждый раз привозят внукам домашнее мясо и птицу, «молочку», овощи и ягоды с огорода.

«За детей порву любого!»

Интересный факт, но больше всего проблем у семьи Кравченко — Кондриковых возникает не с органами опеки, а с врачами из районной больницы. Пройти исследование, чтобы продлить инвалидность, посетить узких специалистов, сделать УЗИ или получить положенные бесплатные медикаменты — это уже настоящий подвиг.

— Без скандала мы не можем пройти ни одного обследования. Иногда проще самим пройти за собственные деньги, чем унижаться и ждать от врачей направления, — вздыхает Татьяна. — Мы им говорим, у нас 17 детей-инвалидов, пятеро из которых лежачие. Есть же возможность обследования на дому. А врачи в ответ — вся аппаратура к полу привинчена, и бросили трубку.

Тут терпение женщин лопнуло, и они позвонили на горячую линию Минздрава. Там, кстати, очень удивились, ведь к инвалидам врачи должны приезжать без лишних вопросов. И чудо произошло: на следующий день врачи действительно приехали к Кондриковым-Кравченко. Презрительно фыркая и многозначительно переглядываясь, провели все осмотры, включая УЗИ и ЭКГ, а женщинам потом высказали — мол, нельзя быть такими «базарными бабами».

— А нам уже все равно, кто что подумает, — смеется Ирина. — Ради своих детей мы церемониться ни с кем не собираемся!

И унывать Кондриковы — Кравченко тоже не планируют: купили аппарат для электрофореза, на дом вызывают медсестру, которая делает уколы, и массажиста. Не дожидаясь, пока выпишут рецепты на необходимые препараты, покупают их в аптеке за собственный счет.

— Хорошо, что государство обеспечило наших девочек инвалидными колясками и специальными тренажерами, — замечает Ирина. — И подгузники регулярно выдают, только не хватает их катастрофически.

На помощь в обучении приходят тьюторы

Многие девочки из семьи Кравченко — Кондриковых будут обучаться школьной грамоте. Пусть и не за партами, как обычные дети, а в домашней обстановке, но читать и писать все же научатся. К ним уже приходят специально обученные тьюторы, которые занимаются со старшими детьми, а те с удовольствием учатся выводить свои первые буквы и различать цифры.

Сама Татьяна Кравченко тоже в ближайшее время планирует стать тьютором и заниматься с детьми-инвалидами: женщина учится на факультете психологии и педагогики на отделении начального образования. Пока же Татьяна помогает детям максимально комфортно влиться в окружающий мир, познавать социум и даже интернет.

— Почти все девочки с удовольствием играют в планшет и смотрят развивающие мультики на ютубе, — делится Ирина. — Если нет возможности часто выбираться из дома, то хотя бы в интернете посмотрят — как красив наш мир.





Каждая из девочек прекрасна в своей уникальности. | Источник: Фото Олега Нафиков

«Мы ни у кого не просим помощи»

Семья Кондриковых — Кравченко ни у кого не просит помощи. Единственное, о чем они попросили впервые за долгое время — подарить детям специальную карусель, адаптированную для инвалидов. Районная администрация вроде как обещала выполнить просьбу и к дню защиты детей привезти карусель, но прошло уже полгода, а воз и ныне там.

— Каждый день нас кормят завтраками, а дети же ждут, — вздыхает Татьяна.

Изредка к Кондриковым — Кравченко приходят волонтеры из благотворительного фонда, приносят игрушки и сладости девочкам, организовывают детские праздники.

— Мы ни у кого ничего не просим. Что есть, тем и довольствуемся, — говорит Ирина. — И не жалуемся: на новый год, например, купили девочкам дорогие нарядные платья, как у настоящих принцесс. Позвали аниматоров и приобрели ростовые костюмы панды и Микки Мауса.



В таких нарядны.х платьях каждая девочка выглядит настоящей принцессой | Источник: Фото Олега Нафикова

«Не бойтесь усыновлять детей-инвалидов»

Тепло попрощавшись с девочками, проходим на выход, как в дверях нас вдруг останавливает Ирина Кондрикова. Оказывается, женщина очень хотела оставить небольшое напутствие всем родителям, которые мечтают усыновить ребенка, но терзаются сомнениями.

— Я знаю, что многие молодые пары мечтают взять ребенка из детского дома, но когда им предлагают усыновить инвалида, то начинают теряться и смущаться. Не нужно этого бояться — это такие же дети, которым хочется материнской любви и заботы, — говорит Ирина. — Да, они требуют много внимания, но ведь и за здоровыми детьми требуется глаз да глаз.

— Не поверите, но дети-инвалиды в какой-то степени даже лучше — добавляет подошедшая Татьяна. — Вот, например, дети с синдромом дауна не просто так называются «солнечными детьми». Они очень нежные, ласковые, обожают обниматься. Если вдруг заплачет маленький ребенок, то наши девочки обязательно подойдут, чтобы успокоить, погладить. А кто говорит, что они агрессивные и нелюдимые, просто никогда вживую с ними не общались.



Девочки обожают танцевать, особенно, перед новыми зрителями | Источник: Фото Олега Нафикова

Вместо посткриптума

Мы дозвонились до заместителя главы районной администрации и напомнили про обещанную карусель. Чиновник ответил, что прекрасно помнит про обещание, просто пока такой карусели — со всеми необходимыми сертификатами — нет в наличии, так что стоит еще немного подождать.

Также Кондриковы — Кравченко попросили помочь им с подгузниками, так как выделенного количества не хватает, да и компьютер для полноценного обучения и развития девочек не помешал бы. Если вдруг кого-то вдохновила история этой удивительной семьи, и он решит помочь в этих нехитрых просьбах — просьба обращаться в редакцию «Комсомольской правды в Уфе».




Отсюда: https://deti.mail.ru/news/laquokazhdyy-rebenok-imeet-pravo/